четверг, 11 декабря 2014 г.

«Несмотря на свой юный возраст, это был образец мужчины!»

Валерий Полтавский
Попав в горячую точку в 18-летнем возрасте, Валерий Полтавский писал своим железногорским друзьям: «Ребята, за меня не волнуйтесь и не бойтесь слова «Афганистан»! Все будет хорошо…» Но война не читает писем - ни от тех людей, кто воюет,  ни от тех, кто терпеливо ждет. Продолжаем рассказывать о наших земляках, отдавших свои жизни в локальных войнах и военных конфликтах.


Сорок лет назад

Под вечер, когда уже начинает темнеть и во многих домах загораются лампы, деревенская детвора, хочешь не хочешь, возвращается домой. Одни выходят со стороны сада с кучей зеленых яблок за пазухой, другие, будто извалявшись в пыли, идут и, живо обсуждая недавнюю игру, пинают футбольный мяч, третьи с мокрыми волосами и штанинами огибают зеленый холм, за которым свежеет живописное озеро Зимовое. Именно оттуда, обгоняя своих товарищей, неожиданно выскакивает велосипед, на котором со счастливыми лицами едут двое - Света Полтавская и ее младший брат Валера. Между ними шесть лет разницы, поэтому сестра сидит за рулем, а брат на рамке.

В село Покровка, что в Воронежской области, на левом берегу Дона, они приезжают каждый год на целое лето. Местная свобода и в сравнение не идет с городской, поэтому, когда родители однажды предложили поехать на море, брат с сестрой решительно отказались. Милее всяких курортов была бабушка и ее деревянный дом.

Неожиданно велосипед заюлил, и Светлана, не успев даже вскрикнуть, вместе с братом падают на острый колючий забор, словно поставленный здесь героями одного из рассказов «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Всё, приехали…

Умел выслушать

1982 год. Трудно поверить, но этому
 широкоплечему усатому здоровяку,
стоящему справа, 18 лет.
Это Валерий Полтавский, который через
 пять месяцев погибнет в Афганистане…
Слева - Светлана, сестра Валеры.
В центре - их мама Лидия Дмитриевнаё
В Железногорск семья Полтавских приехала в начале 60-х годов из Свердловской области. Отец работал шахтером и был переведен сюда по роду профессии. Мама, имея за плечами строительный техникум, также знала, что без работы в молодом городе не останется.
17 мая 1964 года в их семье родился второй ребенок, которого назвали Валерием.
«Мы с братом учились во второй школе, - рассказывает Светлана Полтавская, ныне воспитатель детского сада № 32. - Но, несмотря на то, что жили в городе, детство наше, по сути, было деревенским. Когда заканчивалось лето, и нужно было уезжать в Железногорск, мы плакали и еще долгие месяцы чуть ли не бредили будущей поездкой в деревню».
По словам родной сестры, Валера взрослел очень быстро, и уже вскоре во дворе не она его защищала, а он ее. Высокий темноволосый юноша умел хранить тайны, поэтому многие ребята часто приходили к нему за советом. И, может быть, по той же причине у него было много друзей. Один из самых близких - Олег Полянский, и по сей день живущий в Железногорске.

«Мне очень ярко запомнилось, как однажды, собравшись в подвале, мы клятвенно побратались, - рассказал Олег. - Это было в начале 80-х, незадолго до его призыва в армию. Мы как раз проводили в войска нашего друга Серегу Рожнова… И вот, вчетвером, как в фильме про индейцев, решили порезать вены и на крови поклясться в дружбе. Я, Андрей Окатьев, Гена Золенко и Валера. Как такое можно забыть?»

Первая любовь


«Вспомни - за этим окном впервые руки твои, иступленный, гладил», - писал гениальный Маяковский своей возлюбленной Лиличке. В жизни Валерия Полтавского тоже появилась Лиля, только не Брик, а Королёва. Именно ее руки всколыхнули душу молодому железногорцу. Они учились в одном классе и, после того как он отслужит, мечтали пожениться. Она хотела всегда быть рядом, строила дальнейшие планы и даже звала его на Север - работать. Но он, закончив 16-е училище, отказался.

Спустя столько лет глупо представлять себе что-то в сослагательном наклонении: «Вот если бы поехал, кто знает, как сложилось бы…»

Они поссорились, и Лиля уехала в Москву.

По словам Светланы Полтавской, их чувства были серьезными, и многие были уверены, что они помирятся. 

Кто знает, может, и помирились бы, но на проводы в качестве своей девушки Валерий Полтавский привел другую. Кажется, ее звали Наташа…

Всё будет хорошо

Сейчас на фасаде здания Железногорского
политехнического колледжа (бывшее
 училище № 16) висит мемориальная доска,
 напоминающая, что здесь учился
 героически погибший
Валерий Владимирович Полтавский.
В училище за три года Валерий выучился на автокрановщика.

По словам преподавателя Алексея Высокина, работавшего в то время мастером производственного обучения, студент Полтавский был подтянутым и подвижным, все свободное время посвящал футболу - и даже выступал за сборную города.
«Говорить о том, служить или нет, в то время было просто не принято», - говорит Алексей Николаевич. 

Правда, для всех, кроме мамы. 1 октября 1983 года ее сердце билось быстрее обычного. Иногда она не могла сдержать себя и начинала плакать. Но, как это обычно бывает на проводах, ее все успокаивали и гладили по плечам со словами «всё будет хорошо».
У Валеры были водительские права, и его сразу взяли в автомобилисты. В Краснодарском крае состоялась присяга, после которой непрошено и развязно замаячил Афганистан…

Из Железногорска - в Долину смерти


О том, что Валера уезжает на войну, родные узнали из его письма, причем тогда, когда он уже был там.

«Мне запомнились его слова - «Ну теперь хоть постреляю…» - восклицает Светлана Полтавская. - Только вчера он гонял с мальчишками в футбол во дворе, а тут вдруг… война… Мы не думали, что их могут послать в Афган так быстро. Чему можно научиться за три месяца? Это же не такая война, как Великая Отечественная, когда без всяких навыков все подряд уходили на фронт».

Сослуживец Валерия Эдуард Семыкин, живущий сейчас в Воронеже, рассказал, что 18 декабря 1982 года они прибыли в Шинданд, попав в полк реактивной артиллерии. В нем стояли дивизионы с установками «Град» и «Ураган».

«Эту обожженную солнцем, безжизненную землю местные именовали Долиной смерти, - вспоминает Эдуард. - По одной из версий, на этом равнинном месте, где располагался целый гарнизон, когда-то разбили войска Александра Македонского. Валера был водителем, и все свое недолгое пребывание на войне провел в этой долине».

Кормили в Афгане хорошо, особенно если сравнивать с казарменной пищей. 

Личное впечатление Валерия от того, что он увидел, было таким: «Здесь как будто 13-й век. Афганцы живут в диких условиях. В пещерах! А еще здесь очень жарко, ужасно жарко, а ночью наоборот - холодно».

В одном из писем он упомянул о машине, на которой он ездил, написав, что «она настолько огромная, что ее трудно обойти!».

Вот бы о чем рассказать своим друзьям, причем не в письме, а глядя в глаза! Олегу Полянскому, Сереге Рожнову, Генке Золенко, Андрюхе Окатьеву…

Как, наверное, трудно было держать все эти впечатления в себе, и как несправедливо, что они так и остались где-то в горячих песках далекого Шинданда.

Это был март 1983 года


В железногорских дворах еще лежал снег, но весна уже заявляла о своем возвращении бегущими ручьями и ожившим солнцем. 

«Последнее письмо от Валеры пришло после его гибели, - со слезами на глазах рассказывает Светлана Владимировна. - Мы с папой были дома, и неожиданно с работы пришла мама, хотя время еще было рабочим. Я говорю, мол, чего ты, а она в ответ: сказали, что родня приехала. Какая родня? Не знаю, говорит, позвонили и сказали, срочно идти домой… Наверное, что-то с Валерой… А я говорю, да нет, вот же письмо сегодня пришло! Это было почти в середине марта, а Валера погиб 5-го... А потом я выглянула в окно - и все поняла!..»

Во дворе стояли машины, из которых вышли люди в военной форме.

Сестра повторяла, что это ошибка, и показывала всем письмо. Вот же, смотрите, письмо! Сегодняшнее!!

Мама осталась дома. А дочь с отцом полночи просидели в военкомате в ожидании, пока он откроется. Вместе с ними сидел и сторож, который когда-то был учителем физики у Светланы Полтавской.

Утром всё подтвердили



«Но мы первое время все равно надеялись, что это ошибка, - говорит Светлана Владимировна. - И даже родне сообщили не сразу. Но потом привезли гроб с маленьким окошком... Как именно погиб наш Валера, мы до сих пор не знаем. Сказали, что в бою, и всё».
Рядового Полтавского наградили орденом Красной Звезды (посмертно).

А он любил - недолюбил



Незадолго перед гибелью сына маме приснился сон. На возвышенности что-то взрывается - и стоят солдатские сапоги. Как можно толковать такую картину, когда твой сын находится на войне? Нехороший сон, оказавшийся вещим, приснился и бабушке Валеры.

Может ли кто объяснить, за что такое испытание выпало этой семье? И кто в этой трагедии виноват?

Светлана Полтавская убеждена, что отправлять на войну ребят, отслуживших по три месяца, просто убийственно. Хотя шальная пуля может попасть и в самого бывалого вояку.
Государство, как бесчувственная машина, кидала под огонь своих людей, объясняя это поддержкой братского народа Афганистана в защите от бандитских вооруженных формирований. Валера Полтавский прослужил два с половиной месяца до того, как ему дали оружие и послали в Долину смерти.

На похоронах был почти весь город. В том числе и Лиля Королёва, которая, зная о другой девушке, до последнего считала Валерия своим женихом.

Мурашки идут по телу, когда сестра погибшего героя вспоминает, как Валера написал ей уже из Афгана, насколько сильно ему хочется сладкого.

«Они ждали, что им заплатят какие-то деньги, - рассказала Светлана Полтавская. - Уж не знаю какие, наверное, зарплату… Солдатам же платили зар-плату? И вот он говорит, обязательно, как дадут, куплю себе конфет!.. Ужас, как хочется. Но так и не дождался».
После смерти сына мама постоянно плакала и, надорвав сердце, на 67-м году жизни умерла. Папа сейчас на заслуженном отдыхе.

Официально


Полтавский Валерий Владимирович. Родился 17 мая 1964 года в Железногорске Курской области. Был призван в ряды Вооруженных Сил СССР 1 октября 1982 года. Выполняя боевое задание, верный военной присяге, погиб в Демократической республике Афганистан 5 марта 1983 года. Механик-водитель реактивной батареи. Полевая почта 85615.

«В небе висит, пропадает звезда…»

На кладбище «Большой Дуб» довольно
 много могил, в которых похоронены
 молодые бойцы. Они, только начиная жить
, пали в боях за интересы Отечества.
 Один из них - 18-летний Валерий Полтавский.
 Вечная память героям
В селе Покровка Воронежской области сейчас хорошо. 

Летними вечерами такая же звонкая детвора, как и раньше, стекается со всех сторон восвояси. Правда, детворы этой стало гораздо меньше, чем раньше.

Вечерняя роса рассыпается по окрестностям в своем первозданном виде. Коты засыпают и клюют своими усатыми мордами, при каждом шорохе не без интереса приоткрывая глаза.
Когда солнце, поклонившись, уходит за горизонт, загораются звезды. Одна из них уже тысячу лет обитает на одном и том же месте и, кажется, светит ярче других. Возможно, именно на нее мечтательно смотрел и Валера Полтавский, приезжавший на лето к своей бабушке.

Все друзья, родственники, знакомые, с которыми удалось поговорить о Валере, в один голос восклицают, что он с раннего возраста был смелым и надежным, причем не мальчиком, не парнем и не юношей, а мужчиной. Уверенным. Твердым. Решительным.
Он никогда не отворачивался от друзей и, если было надо, немедленно вступался за них.
Такие люди достойны, чтобы в их честь поставили памятник.

Павел Клоков. Фото автора и из семейного архива Полтавских.


Комментариев нет:

Отправить комментарий